Как украинцы лечатся с помощью медицинского каннабиса

Главная / Все публикации / Тенденции / Как украинцы лечатся с помощью медицинского каннабиса

Трогательные истории жителей Украины, которые нашли спасение в медицинской марихуане, не смотря на запрет и страх ареста.

 

Мужчина с почечной недостаточностью, мама ребенка с эпилепсией и женщина, победившая онкологию, рассказывают о действии медицинского каннабиса.
 
В мае 2019 года в украинском парламенте зарегистрировали законопроект о легализации медицинского каннабиса. Нормативный документ разработан на основе петиции, которая зимой за 42 дня набрала необходимые 25 тыс. подписей. Эту петицию поддержал Комитет ВР по правам человека. 
 
 
О том, что медицинский каннабис необходимо легализовать, уже высказывалась также министр здравоохранения Ульяна Супрун. Она объясняет: медканнабис помогает нормализировать состояние пациентов с такими сложными заболеваниями как рак, эпилепсия, болезнь Альцгеймера, множественный склероз и другие.
 
Легализация медканнабиса не означает, что в Украине легализуют наркотики. В случае, если ВР примет законопроект, в украинских аптеках можно будет легально приобретать лекарственные препараты на основе каннабиоидов: масла, курительные смеси, таблетки, мази. Любой из этих препаратов будет отпускаться исключительно по рецепту, а принимать их нужно в четко обозначенной дозировке.
 
Сегодня под парламентом периодически проходят митинги за легализацию медицинского каннабиса, в которых участвуют люди с различными заболеваниями. В поддержку медканнабиса выступает также телеведущая Янина Соколова, которая недавно победила рак. Теперь дело за депутатами — остается лишь ждать, когда они проголосуют за этот законопроект.
 
Репортер поговорила с тремя людьми, которые вынуждены снимать болевые симптомы с помощью каннабиоидов. Это Виктория, мама двухлетней Софии с эпилепсией и ДЦП, Наталья, которая победила рак и Виктор, с рождения живущий с почечной недостаточностью. Фактически, все они занимаются противозаконным делом. Но не имеют другого выбора.
 
Виктория Мостовенко, 34 года, мама ребенка с эпилепсией
 
 
Моей дочери Софии — два года. Все это время мы боремся за здоровье нашего ребенка. У меня были тяжелые роды и ребенок сильно пострадал. У нее с рождения эпилепсия и ДЦП. Ввиду того, что очень пострадал мозг, последствия видны в разных органах: это и слух, и зрение. София не может сама держать головку, постоянно роняет ее. Она не стоит и не ходит. С таким поражением мозга дети, как правило, не становятся полноценными членами общества.
 
Первый год было страшно, потому что мы не могли осознать и принять все это. Но теперь мы хотя бы знаем, куда движемся, чего хотим и понимаем наши реальные возможности. Эпилепсия бывает генетическая, а бывает посттравматическая. У Софии посттравматическая, полученная в виду родовой травмы. Такое может случиться, например, даже если ребенок упадет с качели — приступы могут проявиться через какое-то время.
 
Так как большинство зон мозга погибли, эта эпилепсия фактически не контролируется и не поддается медикаментозному лечению. Конечно, есть много методик, лекарств, диеты. Но это тонкая грань: ребенок маленький, все не попробуешь, мы все изучаем, но понимаем, что абсолютно каждый препарат, который зарегистрирован в Украине, имеет ужасные побочные эффекты. Это психологические расстройства, например.
 
Врач еще полгода назад расписал для Софии гормонотерапию, но мы не можем на нее решиться. Потому что она тоже будет иметь последствия. Иммунитета от такой терапии не остается никакого — дети могут умереть, фактически, от чиха.
 
В Европе, Америке, в разных странах мира уже давно легализовали препараты на основе каннабиса и используют его при совершенно разных диагнозах. Наиболее известный — это Паутина Шарлотты [масло с вытяжкой из марихуаны, препарат, названный в честь девочки из американского Колорадо Шарлотты Фиги, фильм о ней снял CNN].
 
Когда мы узнали об этом, тоже решили попробовать. Приобрели наше первое масло — Haleighs Hope. Остановились на нем, потому что у них есть обратная связь с производителем и продавцом. Заказывали через интернет. Мы описали анамнез ребенка, отправили им заключение и нам порекомендовали начинать с трех-четырех капель, это полтора миллилитра, в комплекте идет специальный шприц. Дозировка определяется, исходя из веса и возраста ребенка.
 
Уже видим, что ребенок стал спать лучше, дольше и спокойнее, аппетит тоже улучшился. Да, полностью эпилепсию это не убирает. Но снижает количество приступов: знаю, что у других детей это было десять приступов в день, а сейчас [после приема масла] один-два в месяц. Каждый приступ — это как обнуление. Ты вкладываешь что-то в ребенка, учишь его чему-то, а потом приступ — и все это обнуляется. Медицинский каннабис улучшает общее состояние.
 
Так выглядит масло, которое принимает маленькая София
 
Бутылка объемом 60 мл стоит 150 долларов. Такому маленькому ребенку как София этой бутылочки хватит на два-три месяца. Но есть дети, которым по 10−14 лет, им такой бутылочки хватает на неделю. Это очень дорого. Поэтому мне очень хочется, чтобы медицинский каннабис легализовали в Украине. Тогда у нас появятся возможности для выращивания каннабиса в таких целях, появятся и собственные производители, и такие лекарства будут в разы дешевле. В Америке, например, капсула с каннабисом, которой хватает на два месяца, стоит 26 долларов.
 
Да, в Украине есть хорошие доктора, но что касается именно нашего случая — я здесь не могу эффективно помогать своему ребенку. Такая форма эпилепсии у нас как бы изучена, но в теории, поэтому практических рекомендаций никто дать не может.
 
В роддоме мне предложили оставить ребенка, потому что «инвалид и до года все равно не доживет», и «родить себе здорового». Потом некоторые врачи советовали «положить ее и не трогать до года». Они не имеют права говорить такие слова людям, которые и так находятся в стрессовом состоянии. Это убивает нервную систему мамы и папы сразу же, не выходя из роддома.
 
Есть такая статистика, что 80% семей, где есть дети с инвалидностью, в первые три года жизни ребенка остаются без папы. Папа уходит, потому что это сложно морально, психологически и материально. Наш папа работает целыми днями, практически не бывает дома.
 
Я сама родом из села, из Кировоградской области. Если бы все это произошло со мной там, а не здесь, страшно представить, что бы со мной было. Думаю, у меня уже не было бы семьи, я бы вообще не знала, что делать. Информационная изоляция просто убивает людей.
 
В Польше есть клиника, которая подбирает препарат для лечения эпилепсии именно на основе каннабиса. Мы вели переговоры с врачами по этому поводу. Решили, что пройдем еще одно обследование здесь, в Украине. Но если нам опять настоятельно назначат гормоны, то поедем в Польшу. Многие родители таких детей выезжают для лечения за границу. Но даже поехав в другую страну и подобрав там препарат [на основе каннабиса], сюда с ним вернуться нельзя. Это катастрофа.
 
Виктор Ручко, 41 год, живет с почечной недостаточностью
 
 
Я переселенец с Донбасса, выехал оттуда в 2014-м. Там у меня был свой бизнес. Сейчас работаю, у меня есть семья, ребенок. Живем в частном секторе. У меня не работают почки. Почечная недостаточность — это врожденное заболевание, которое сопровождается сильными болями. Как бы это описать? Как если выходят камни из почек, только это случается резко, иногда непредсказуемо. Состояние слабое и вялое, я быстро устаю и сложно заниматься тяжелой работой.
 
Дважды в неделю по четыре часа в больнице я прохожу процедуру диализа — это метод очищения крови для людей с таким диагнозом, как мой. Вообще эта процедура дорогостоящая, но в Украине ее предоставляют бесплатно. Вот только пересадка почки обошлась бы государству дешевле, чем диализ. Но закона о трансплантации органов у нас до сих пор нет — его прописывали, но он не работает.
 
Насколько я знаю, сегодня в очереди на пересадку почки в Украине стоят около 2 тыс. человек. Все они ждут, что, возможно, когда-то это все у нас наконец заработает. Конечно, можно сделать такую операцию за границей. Например, в Беларуси. Для своих — белорусов — там это делают бесплатно, для иностранцев — 70 тыс долларов. У меня такой суммы нет. Самый дешевый вариант, наверное, в Пакистане. Но оттуда можно и не вернуться, как-то опасно и полулегально там это все.
 
Каннабис в медицинских целях я употребляю больше двадцати лет. Заметил, что когда употребляю коноплю, лекарства принимаю в два раза меньше: и обезболивающие, и от давления. Каннабис — природное лекарство, поэтому действует лучше, чем химия. Понижает давление — медпрепараты для этого очень дорогие.
 
Выращивал медицинские сорта конопли у себя дома, в теплице, чтобы делать себе лекарство из каннабиса. Употреблял его через вапорайзер — специальное устройство, что-то типа медицинского ингалятора. Он дает более чистый эффект — особенно легче для легких. Дозировку обычно выбирал сам, столько, сколько нужно для достижения эффекта.
 
В этом году 6 июня рано утром ко мне зашли правоохранители — наверное, кто-то из соседей заглянул через забор и увидел, чем я там занимаюсь. Там было 15 кустов и ростки, у меня все конфисковали. Сдал все добровольно. За такое предполагается либо штраф, либо условная судимость. До десяти кустов — был бы просто штраф. Я специально выращивал именно столько, чтобы этого хватило на год, до следующего сезона. Но теперь нечем лечиться и я страдаю. В теплице растут одни помидоры.
 
Таких как я [пациентов с почечной недостаточностью] в Украине — около 2 млн. человек. Если бы медицинский каннабис легализовали, им бы всем стало значительно легче. У людей должен быть выбор: выращивать самому или купить в аптеке.
 
Я был в Чехии, смотрел, как это работает там. Медицинский каннабис можно купить в аптеке. Стоит около 5 евро за грамм. В Германии, по-моему, около 10 евро за грамм, но если есть рецепт, то человеку большую часть этой стоимости за счет медстраховки покрывает государство. Насколько хватает этого грамма? По-разному. Иногда на день, иногда на дольше — если ничего не болит, эффект сохраняется надолго.
 
Наталья Лихенко, 39 лет, победила рак молочной железы
 
 
Два года назад врачи обнаружили у меня уплотнения, но сразу не распознали, что это. Сказали просто наблюдать за своим состоянием. Сначала ошибочно назвали это тромбофлебитом. Уже в феврале 2018 года я попала в специализированный онкоцентр, и там все происходило очень быстро: поставили диагноз — рак груди, третья стадия.
 
Я прошла восемь химиотерапий, сделали две операции, хирург старался бороться за мою грудь, чтобы она осталась, поэтому вырезал все очень аккуратно. После этого я облучалась, ездила на облучение в Минск — там очень хорошая аппаратура. В декабре закончила лечение, сейчас — постоянный контроль, каждые три месяца проверяюсь. Полгода нахожусь в ремиссии.
 
Мне очень повезло, потому что про медицинский каннабис я знала раньше. Рассказывали об этом друзья, я бывала в США и видела, как это выглядит там, как все работает в Европе. Но меня тогда это лично не касалось, было просто интересно.
 
В химиотерапию я входила, не зная ничего. Третья стадия, достаточно агрессивный рак, поэтому и химиотерапия была тоже довольно агрессивная. После первой химиотерапии меня как будто не было. Я просто лежала пластом, не могла встать с кровати. О том, чтобы есть, дело и вовсе не шло. Организм был в шоке и единственное, о чем я могла тогда подумать — что сама себя сознательно убиваю. Потому что химиотерапия — это убийство клеток, и здоровых, и больных.
 
Между химиотерапиями у меня был перерыв в три недели. За это время организм должен был восстановиться, набраться сил для следующей «химии». Я должна была восстать из пепла. Нужно было правильно питаться, принимать препараты: от тошноты, например, и другие. Я просто лежала пластом, ничего не могла сообразить. К следующей химии я еле пришла в себя. На этом месте мои друзья начали говорить, что я должна попробовать медицинский каннабис. Передо мной стояла задача как-то дотянуть до следующей химиотерапии, чтобы все показатели были в норме.
 
У меня были CBD [капли на основе природного экстракта каннабиса], конфетки [на основе каннабиноидов]. Мне их привозили друзья. CBD — один из самых популярных вариантов в той же Европе. Они считаются БАДами, пищевой добавкой, и не имеют психотропного эффекта. И при таком лечении это очень важно: и так хватает, от чего бы кружилась голова.
 
Потом я решила купить себе банку с маслом сама через интернет. Чтобы подобрать дозировку, я прочитала инструкцию и много изучала эту тему в интернете — на английском есть достаточно информации. Баночка объемом 300 грамм с тридцатипроцентным концентратом стоила мне 300 долларов. Цена зависит от концентрата — чем больше концентрация, тем дороже. Помню, что меня шокировало — до этого я не осознавала, сколько оно стоит. Но такой баночки хватает надолго, потому что терапевтическая доза — это 1−2 капли.
 
Дальше все уже было совершенно по-другому. Я ела — да, избирательно, потому что воспринимала не все запахи и вкусы. Чтобы меня тошнило — нет, такого уже не было. Чтобы я не могла встать с кровати — нет, такого уже не было. Друзья приезжали ко мне каждую пятницу на протяжении года. Благодаря каннабису я могла с ними общаться, не закрывалась в ракушку, чувствовала себя человеком.
 
Главное, наверное, это что у меня появилась возможность просто выспаться. Расслабиться и уснуть. Потому что если на все это наложить еще и недели без сна, то человек превращается в ходячего скелета. В первую неделю мне начали сбрасывать разные ссылки в фейсбуке на группы, в которых можно получить поддержку. Так я попала в организацию Афина. Женщины против рака. Там только девочки, преобладающий диагноз — именно рак груди. Помню, как плакала от осознания, что у меня выпадут волосы, а девочки звонили и поддерживали, мол, это не страшно, не важно. А уже через два месяца я думала: боже, меня волновали волосы?
 
Когда я боролась с болезнью, у меня была поддержка: меня поддержали работодатели и я работала, поддерживал мой муж, родители. Однако у других все может проходить гораздо сложнее. На четвертой стадии это борьба нон-стоп. Это истощение, постоянные боли. Многие девочки с более серьезными стадиями борются уже очень долго, некоторые не выживают. Ты видишь, как люди боролись и у них не получилось, и периодически приходится все это переживать снова и снова. Волны накатывают, периодически становится страшно.
 
Каннабис — это постоянный друг в доме, он помогает мне справиться со всем этим. Поэтому я решила, что об этом нужно говорить вслух.
 
Видео на русском языке
 
Дополнительно:

Ученые доказали, что экстракт конопли может замедлять рост раковых опухолей

 

Источник: nv.ua


Есть новость? Предложи

Больше годного материала в нашем телеграм канале - dzagiofficial. Общение в Dzagi 4ате


Обсудить на форуме


Похожие статьи

Как каннабис убивает раковые клетки: 4 способа

Как каннабис убивает раковые клетки: 4 способа

Недавние многочисленные исследования показали, что каннабиноиды предотвращают распространение рака, и даже вызывают гибель опухолевых клеток. Мы расскажем вам как все это возможно.  

225 5 02/09/19
В Румынии возможен медицинский легалайз

В Румынии возможен медицинский легалайз

Минздрав Румынии создал комиссию по обсуждению возможности легализовать медицинский каннабис.  

176 1 27/03/19

Показать ещё



Комментарии: 2


Чтобы просматривать и оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.